batica

Время избирательности

Оригинал взят у anna_paulsen в Время избирательности
Ирина Млодик пишет на ФБ:


В свои тридцать пять я где-то прочла: «трагедия старости совсем не в том, что стареешь, а в том, что остаешься молодым». Подумала: «чушь». С каждым годом теперь обнаруживаю: «как точно!». Внутри, кажется, ничего не изменилось. Лишь тело почему-то настойчиво дает о себе знать и не всегда лишь эротическими импульсами.
Каждый грамм съеденного уже беззастенчиво объявляет, что «будет использован против вас» и крепко ложится на бедра, мечтая там «навеки поселиться». Приходится выбирать рестораны, в которых тебя не будут искушать хинкали, хачапури и пицца. Теперь ты ищешь семена чиа, заменяешь рис кинуа, думаешь, где в этом городе достать кейл и какое-то там безопасное масло.
Откладывать идею о спорте, да что спорт, хотя бы о ленивой гимнастике по утрам, просто некуда. Есть уже отчетливое понимание: не будешь двигаться — придет тебе скорый и такой же отчетливый капец. Поэтому кардионагрузки, растяжки, суставы, сухожилия, баланс — становятся словами из твоего словаря. Это для того, чтобы не учить потом еще менее приятные слова: бляшки, атеросклероз, биопсия, артрит.
И если раньше можно было весь день мотаться по городу на шпильках, чтобы нога казалась выше и стройнее, то теперь в них можно только красиво сидеть. А удобная обувь и (о, ужас!) ортопедические стельки — твои теперь закадычные друзья.
Теперь надо учиться ходить во взрослые магазины, молодежные бренды смотрятся уже нелепо на твоей не молодежной фигуре. Кашемир, лен и хлопок настойчиво вытесняют «веселенький» акрил. Ненатуральные ткани вызывают уже неподдельные мучения.
А еще в студенчестве, помните, вы могли съесть в три часа ночи грилеваную курицу, запить ее алкоголем, сделанным каким-нибудь гепатоненавистником, тусить всю ночь и проснуться в 8 отдохнувшим. А теперь? Недостаточно свежее яйцо, оторвавшееся от куриной матери каких-нибудь дней десять назад вызывает в вашем организме уже настойчивое неудовольствие. А больше бокала тосканского красного вообще не выпить без последствий. Не говоря уж о том, чтобы не поспать столько, сколько нужно. Наутро можно пожалеть, что не умер еще молодым.
На смену широте возможностей приходит время избирательности. Время пересело на самолет, и теперь летит, стремительно оставляя за собой годы. Есть понимание, что всего уже не успеть. Но именно поэтому хочешь успеть самое важное.
Хочется делать только то, что любишь. Все остальное пусть делают другие.
Хочется говорить убедительнее «нет» тому, что тебе не подходит. Компромиссы уже роскошь.
Хочется смотреть на красивое, жить в уютном, есть вкусное и свежее, дышать чистым, слушать тишину.
Хочется быть с теми, кого любишь. Остальным будет выдано лишь в соответствии с нормами вежливости.
Ты уже можешь общаться с умными тридцатилетними без зависти и попыток защититься своим богатым опытом. Они привносят в твою жизнь много нового.
Ты уже не ждешь, что кто-то будет соответствовать твоим ожиданиям. Разочарования многому научили.
Ты уже не веришь ни в какие сказки, и иллюзий остается все меньше. Но ты радуешься тому, что скоро появятся те, кому сказки по возрасту, а молодым сочувствуешь и готовишь носовые платки, глядя как они создают так необходимую им в этом возрасте одну иллюзию за другой.
Ты знаешь, кто ты такая, что тебе идет, без чего ты не можешь обойтись, на чем принципиально будешь настаивать, а на что пожмешь плечами и с неподдельным изумлением скажешь: «надо же, какие мы разные».
Тебе не все равно, что думают о тебе другие. Они есть и думают — это уже хорошо. Но ты знаешь, что ты вправе «думать вслух», а у них есть право тебя не любить и не слушать.
Ты, конечно, уже всем все доказала, но радуешься новым жизненным вызовам, потому что они встречают тебя с тем, что ты еще не изведала, заставляют волноваться, переживать, биться сердцу.
Мечты переходят в планы, за реализованное себя прощаешь, нереализованное смиряет тебя, делает человечнее.
В какой-то момент осознаешь, что дожить до старости — это уже большое достижение. И если зрелость уже где-то маячит на горизонте, можно быть благодарной этой женщине. Терпеливая. Дождалась. Есть возможность с ней рядом прожить еще большую часть не самой плохой жизни, в которой ты уже точно знаешь, кто ты такая и что хочешь.

batica

Как снять розовые очки, и увидеть мужчину таким, какой он есть на самом деле

Оригинал взят у guzelmakhortova в Как снять розовые очки, и увидеть мужчину таким, какой он есть на самом деле

Расщеплённый отец и токсичные мужчины в жизни женщины.
Итак, девочка растёт в семье, в которой эмоционально холодная, авторитарная мать не даёт или даёт, но в недостаточном объёме, поддержку  эмоционально-чувственному  развитию девочки. Ребёнку с самого раннего возраста жизненно важно отражаться в её глазах для того, чтобы сформировать объективное представление о себе, своих индивидуальных особенностях.
Девочка, не находя  поддержки  у  матери, обращается к отцу. И если  получает  то, что ей нужно -  похвалу, улыбку, ласку, то в дальнейшем  непроизвольно начинает обращаться  уже к  родителю противоположного пола.   
Ребёнку важны эмоции, и если он получает их  в основном от отца, хотя в идеале за эту сторону жизни отвечает мать, то в впоследствии воспринимает отца как хорошую, поддерживающую фигуру, а мать нет.    Но мать-и-мачеха, отказывая в эмоциональном принятии дочери, ревностно следит за тем, чтобы та не получала тёплых чувств и от отца.
« Папа – добрый, это мама – плохая. Всё время ругается», - приблизительно так думает девочка в семье, удачно иллюстрирующей сценарий сказки «Золушка».
По мере взросления начинает поступать информация, расходящаяся с идеализированными  первичными представлениями об отце. Груз забот материального плана лежит в таких семьях преимущественно на матери.
Образ отца расщепляется. На идеальный и реальный. Идеальный - сильный, поддерживающий, любящий. Реальный – слабый, зависимый, по умолчанию предающий на «растерзание» холодной  матери. Потенциально отец может защитить дочь,  но в действительности этого не происходит. Для того чтобы «смягчить» реальность в подсознании   создаётся образ идеального отца, с которым дочь сливается в «запретной» любви.

    Повзрослев продолжает по инерции идеализировать мужчину, по большей части оставаясь в треугольнике: мама – дочь  - отец. Объективное восприятие межличностных отношений искажено проекциями. В сказке « Синяя борода»  младшая сестра отмечает определённые странности жениха, но одновременно думает, что он такой милый и не может причинить ей вреда. Родион Раскольников в романе Достоевского «Преступление и наказание» выговаривает сестре Дуне, собирающейся замуж, что она « за «кажется» замуж идёт».
Идеализация образа мужчины, в основе которого лежит расщепленный образ отца, формирует неоправданные ожидания и в отношении мужчины. Если на этапе завязки отношений  такие проекции и ожидания работают в одной связке против реальности, то ближе к  кульминации, когда «звоночки» об  истинном лице избранника слышны  всё громче, в душе женщины вместо вальса Мендельсона всё настойчивей  звучат голоса о недостойном избраннике. Так заканчивается любовь.
Слабохарактерные  отцы, описанные в сказках «Золушка», «Госпожа метелица», «Морозко» относятся  к  психотипу «вечных юношей». Такой мужчина пожизненно остаётся  на подростковой стадии развития. У него очевидные проблемы с установлением личностных границ и внутренней дисциплиной. И то, и другое  может сослужить дочери дурную службу.
Это романтичные мечтатели, не берущие на себя ответственности, живут по большей части придуманной  жизнью. У них часто бывает творческий подъем, они чувствительны к духовным поискам. Очаровательны, романтичны. Это такие Донжуаны, «сыночки», пресмыкающиеся перед властными женами, «папочки», соблазняющие романтичными отношениями собственных дочерей.
Жене сложно рассчитывать на поддержку мужа, она берёт на себя функции мужчины в доме, вынося за скобки утончённую романтичность столь необходимую супругу. Иногда у неё просто не хватает сил физически, не то, чтобы она была уж совсем синим чулком.
Мужья в таких семьях склонны бессознательно переносить  своё разочарование в жене на дочь, превратив её в невесту - ребёнка, символически изнасилованную ещё до достижения половой зрелости. Девочка выигрывает отца у матери, и этот факт ещё больше закрепляет её в запретной любви.
Так бессознательно девочка  может быть втянута в инцестуозный брак. (В терминах Фрейда, у нее комплекс Электры.) Пока она не распознает, что ее отец-любовник — это ее собственный внутренний идеальный мужчина, ей будет сложно выстроить отношения в жизни. Результатом любви к идеальному отцу  могут стать бесконечные поиски идеального мужчины.
Женщина в такой ситуации рискует потратить всю свою жизнь на поиск призрачной любви, отказываясь от реальных отношений, не соответствующим  её  представлениям и фантазиям.
Девушка не может выйти замуж, потому что она символически на бессознательном уровне  обручена с отцом.
Мужчина – это, прежде всего безупречность и завершённость действия, чёткое разделение границ в личностном общении. Вот с этими качествами у слабых отцов серьёзные проблемы.
Дочери, не имея модели проявления самодисциплины, определения границ, часто страдают от неустойчивости, неуверенности в себе. А если отец был и слабым, то дочка будет его стыдиться и перенесет это чувство на себя. Женщина может  испытывать чувство неловкости, вступая в  отношения с полноценным мужчиной, так как бессознательно стыдиться не соответствия её внутренней мужской фигуры и мужчиной в реальности. Во избежание возникновения стыда и конфликта плохого - хорошего отца  создаёт образ идеального мужчины, на поиски которого будут потрачены время и душевные силы. Идеальный мужчина, как и  идеальный отец, существует только в её воображении.
Женщина в поисках идеала может пройти тысячу дорог, износить сотню башмаков, но при первых признаках воплощения мечты в реальность, будет стремительно бежать прочь, как героиня  фильма  «Сбежавшая невеста». Потому что в глубине души девочка помнит о предательствах  отца, и, сбегая от возможности создать семью, на самом деле сбегает от  очередного его предательства.  Женщине  сложно отделить мужчину в жизни  от  образа расщеплённого отца, зафиксированного  глубоко в подсознании.
Еще один тип отцов, порабощающих своих дочерей уже своим авторитетом, мужчины  жесткие, холодные, иногда вовсе безразличные. Эти отцы бывают лишены живой жизненной энергии. Они ставят во главу угла послушание, долг. Они настаивают на том, чтобы дочери разделяли эти ценности.
Для них главное - контроль. Они закрыты для творчества. Дочери таких отцов разобщены со своими фемининными инстинктами, т.к. их отцы не могли признать ни своё женское начало, ни тем более дочери.
Из-за того, что к ним относились грубо и жестоко, дочери, скорее всего, к себе будут относиться так же. Если дочери покорятся авторитарным правилам, то навсегда откажутся жить собственной жизнью. Если будут бунтовать, то с оглядкой на отца.
У дочерей как слишком властных, так и слишком мягких отцов, не складываются здоровые отношения с мужчинами и появляются трудности в проявлении творческой духовности.
Дочери отцов вышеописанных психологических типажей часто попадаются на уловки альфонсов и брачных аферистов.
Женщины, посвятившие себя поиску идеального мужчины, могут осуществить свою мечту, встретив точную копию своего отца, романтичного мужчину, неадаптированного в социуме. Проблема в том, что романтичный юноша ищет себе в невесты идеальную мамочку, и вовсе не собирается ( или не способен) взять на себя ответственность за жену. Он привык строить планы, мечтать, но воплощать их должна жена-мама.
«Вечные юноши» столь ловко манипулируют дочерями слабых отцов, что на первых порах влюблённая ничего не подозревающая женщина заглатывает одну наживку за другой. У любимого временные трудности с трудоустройством, нет проблем. У любимого – творческий кризис. Ужасно. Но мы справимся, выстоим плечом к плечу. Я же работаю. На худой конец  можно занять денег у друзей. Подлые издатели, владельцы галерей не признают  нашего таланта. Ничего, в скором времени оценят. Я справлюсь.
Женщина в подобной ситуации рискует получить в мужья пожизненного тунеядца, осознанно или нет паразитирующего на её детских комплексах.
Одинокие женщины среднего и старшего возраста  с комплексом отца часто обращаются в религию, подменяя поиски идеального мужчины поиском Бога.  Они  представляет собой  тех  женщин, которые готовы отдать  жизни страдающим мужчинам в надежде поддержать и спасти их. Детская жалость к отцу, не способность спасти от злобной матери и желание его защитить ещё ребёнком, приводит к тому, что женщина берёт на себя миссию спасения недостойного мужчины. Парадоксально, что взять ответственность за собственную жизнь ей гораздо сложнее.  Ее сознательная преданность высоким  целям приводит к тому, что тёмная часть её психики реализуется в партнере.
Ей не удается стать обычной женщиной, которая может прямо взглянуть на себя и принять свою слабость и свою силу. «Совершенство» ее отца вынудило ее ожидать слишком много от себя и от других. Важнее всего для нее отношения с ее мужчиной. «Он только для Бога, и она для Бога в нем». Не обладая уверенностью в себе,  женщина  готова пожертвовать  даже собственной жизнью для того, чтобы сохранить единственные отношения, которые удерживают ее в жизни.
Приведу пример из практики. Мужской монастырь на острове  Валаам - место сбора не только паломников, но и  волонтёров, занимающихся в основном сельскохозяйственными работами в помощь  монастырю. Гендерный расклад, на удивление, в пользу мужчин. В подворье монастыря кормят, дают крышу над головой.
Окормляющихся  в монастыре мужчин можно отнести к типу вечных юношей, находящихся в пожизненном духовном поиске. Поиски Бога, служение на пользу обители – безусловно,  благое дело. Но при более детальном рассмотрении  большинство волонтёров  мужчин отягчены  вредными привычками, не имеют  семьи, дома, постоянной работы.
В то время как воцерковлённые женщины-волонтёры без вредных привычек, одинокие, разведённые, либо вдовы. У женщин есть и работа, и жильё.
Они обычно приезжают помочь обители, руководствуясь  религиозными чувствами и духовными  поисками, но и  в тайной надежде устроить личную жизнь.
Две клиентки, таким образом, получили в законные мужья отменных лентяев, паразитирующих на чувствах смирения и супружеского долга православных жён. Женщины содержат мужчин, которые расплачиваются с ними «звонкой» монетой в виде запоев, побоев, обесценивания. За маской духовности скрывались обычные неудачники, отыгрывающиеся на жёнах, оказавшихся в ловушке комплекса спасительницы.
В исламе наблюдаются те же самые тенденции и закономерности проявления бессознательных комплексов во взаимоотношениях мужчины и женщины.
В группу риска вербовки   ИГИЛ попадают русские молодые женщины -  неофитки. Новым веянием тренда выйти удачно замуж ( в моё время это гарантировало высшее образование) у определённой части женского населения России  считается муж-мусульманин, поэтому многие русские девушки принимают ислам. Ничего не подозревающие неофитки становятся объектом манипулирования вахабитов.
" Сестре" находится муж, исчезающий через какое-то время  из жизни молодой женщины, ей сообщают, что он пал от рук неверных в священной войне. Потом  выдают "замуж" за другого . Повторяется та же история. Женщина ломается психологически. Ей предлагают отомстить за мужа. Для утешения - наркотики. С наркозависимыми практикуется групповой секс.
В такой ситуации смерть кажется единственным способом избавления от такой жизни. Такова приблизительная схема формирования террористки-смертницы. Жертва – Спасатель - Преследователь. Круг замыкается.
Мы видим, как поиски идеального мужчины, Бога, приводят к встрече с негативным Анимусом реального мужчины.  У женщины, находящейся во власти комплекса отца, изначально сбиты ориентиры объективного восприятия действительности, прежде всего в отношении мужчин.
И в первом, и во втором случае краеугольным камнем является подмена мотивов – поиск идеального  партнёра подменяется поиском Бога. Страх эмоциональной и физической близости  маскируется под духовные поиски.
Пока женщина по инерции бессознательно  стремится отражаться в глазах мужчины, как единственного способа самореализации, она остаётся «вечной» девочкой, жаждущей любви отца, Бога. Собственно ничего предосудительного в духовном поиске нет, если женщина не отказывается проживать всю полноту и широту своей земной жизни.
 

batica

Панические Атаки, Клаустрофобия и другие друзья Общей Тревожности

Оригинал взят у andrei_dikun в Панические Атаки, Клаустрофобия и другие друзья Общей Тревожности
Дисклеймер

Опишу парочку решённых проблем, и некую сформированную в недрах моих мозгов :) теорию клаустрофобии, панических атак и прочего подобного. Я не претендую на какую-то научную новизну - лучше меня воспринимать как рефлексирующего и размышляющего практика без профильного образования. Таким образом, мой пост не является диванной аналитикой. Он - результат осмысления личного опыта работы с самим собой и моего опыта психотерапевтической работы с другими людьми. Обсуждая с различными психологами, консультантами и психотерапевтами психотерапевтические методы "лечения" клаустрофобии и панических атак, я обнаружил, что для многих из них мой практический опыт - это что-то такое, что "не должно работать" и "всё, на самом деле, устроено не так, как ты говоришь". Поэтому я решил изложить свою теорию "для широкой публики" - возможно, кому-то это будет полезно и заставит посмотреть на проблему клаустрофобии и панических атак несколько с другой стороны. Предупреждение: много букафф! :)
Collapse )

batica

EGO vs ECO

Оригинал взят у anna_paulsen в post
Довольно часто люди путают эволюцию, развитие и осознанность с нарциссизмом. И при этом еще рассуждают об экологичности отношений между людьми.

Картинка для раздумий.

13537631_10154344668148338_164404502841949489_n

batica

В чем отличие инфантильной злости от сепарационной?

Оригинал взят у veronikahlebova в В чем отличие инфантильной злости от сепарационной?
После поездки в Питер на свою группу по созависимости, переваривая совсем непростой процесс, который там завертелся, я вспомнила,
как мой старший сын был обижен на меня.

Довольно-таки долгое время был обижен, а обида была классической – младших детей, по его мнению, любили больше, чем его.
Особенно младшую дочь.

….Чтобы вернуть себе единоличную любовь, он:
Старательно выискивал ее ошибки, о которых так же старательно сообщал мне,
Осваивал роль умника рядом с глупой сестрой, регулярно сообщая ей о ее недалекости,
Указывал мне на мои родительские ошибки в воспитании его самого….

Я злилась, пыталась с ним разговаривать, порой – совсем не терапевтично,
Уверяла его в том, что он ошибается, но ничего не помогало.

Collapse )

batica

post

Оригинал взят у sadfamilychild в post
Я чего-то где-то не смогла пережить. Какие-то очень сильные чувства, которые пришлось проглотить. И почему-то мне за них еще и стыдно. Они какие-то нелегальные.

Я думаю, депрессия - она от запредельных переживаний. Запредельные - это когда они очень, очень сильные, но их пришлось проглотить. И они остаются замороженные, а ощущаются как что-то мертвое внутри. Чувства не умирают. Они должны пройти свой естественный жизненный цикл: возникнуть как реакция, быть пережитыми и погаснуть. А запредельные ощущаются как потусторонние, как живые мертвецы, они все время о себе напоминают, не могут уйти, но и выйти сами не могут. Страшно именно то, что не понятно, где они закопаны, как их искать. Они дают метки, и их можно найти. Доверить кому-то теплому и понимающему, разделить.

И да, они очень тяжелые. В моем случае это отчаяние, когда не можешь себя защитить, когда тебя обвиняют и не хотят выслушивать, и бешеная злость на дикую несправедливость. Понимание своей покоренности. Как там - астения? Все подавлено, проехали катком.

Почему они ощущаются как вина?! из-за того, что их выражать нельзя? из-за того, что такая плохая, что не имею права на защиту?

batica

Как проявляется расщепление

Оригинал взят у anna_paulsen в Как проявляется расщепление
Этель Голланд пишет на ФБ:

Есть клиенты, которые очень много внимания и душевных сил уделяют тому, чтобы обосновывать собственную правоту. Даже если никто на эту самую правоту особо не покушается. Впрочем, если покушаются, то это лишь заряжает энергией этот процесс.
Привычный терапевтический ход мысли в таком случае подсказывает, что внутри клиента разворачивается конфликт между правыми и виноватыми, что если только клиент не сможет отстоять собственную правоту, то он сам же себя автоматом зачислит в когорту провинившихся, т.е. плохих. И что постоянное ощущение правоты позволяет носить белое пальто хорошего объекта, а плохой объект размещать в оппонентах. И именно непризнание собственной плохости и заставляет клиента столь рьяно, порой вопреки здравому смыслу, держаться за свою правоту.
И так действительно нередко бывает. Но не всегда.
Не так уж редко противоположностью правоты является вовсе не вина, а безумие. И тогда конфликт разворачивается вовсе не по линии плохой/хороший, а по линии контакта с реальностью, по линии адекватности и ее отсутствия. И клиент, доказывая собственную правоту, доказывая свою позицию, решает для себя не плох он или хорош, а способен ли он логически структурировать и видеть реальность либо же находится во власти слепого хаоса безумия. И отстаивая свою правоту - отстаивает свою нормальность, а безумие, соответственно, размещает в своего оппонента.
И тогда все интервенции, направленные на присвоение плохого объекта, будут попадать в молоко. Здесь необходимо не плохость присваивать, а безумие.
Главная же сложность в том, что безумие невозможно присвоить, пока в нем не будет выявлена пусть и безумная, но логика и смысл. Пока не станет ясна внутренняя структура и содержание этого безумия, и пока не будет разгадано, от чего оно защищает, и что за непереносимые переживания запускают этот механизм, разрушающий связь с реальностью.
Найти ответы на все эти вопросы - это по сути и значит сконтейнировать психоз клиента, переработать его из токсического и непереносимого в такие переживания, которые можно пробовать возвращать.

batica

Как формируется совесть

Оригинал взят у anna_paulsen в Как формируется совесть
Совесть, или как ее еще называют в психотерапии, внутренний нравственный закон, являющийся центром Эго, внутренней опорой личности, формируется в результате взаимодействия человека (сначала ребенка) с другими людьми, а еще точнее, с их личностными, физическими, территориальными и имущественными границами.

В процессе формирования этого центра человек неизбежно переживает фрустрацию. Там где человек избегает ее переживать (гнев, стыд, грусть, горе), там и не происходит формирования внутренней опоры. То есть  если родители поддаются манипуляциям ребенка, позволяя ему нарушать свои границы, то тем самым они поддерживают его инфантильность и не дают ему возмжность сформировать внутреннюю опору. В результате ее отсутствия ребенок чувствует перманентную тревогу, и снова и снова провоцирует родителей, тестирует границы, для того, чтобы эту внутреннюю опору обрести.

Фрустрируя буквально собой, своим присутствием активность ребенка, и при этом эмоционально поддерживая его в его переживаниях, родитель помогает ребенку обретать себя, строить себя. Понятно, что если у родителя у самого проблемы с внутренней опорой, то он и не может помочь ребенку, потому что все время будет то на его территорию залезать, тем самым ломая его неустойчивую психику, то поддаваясь на его манипуляции.

В результате нормального формирования человек внутри себя получает некоторое знание, полученное на опыте, а не интроецированное в виде лозунгов, о том, что можно, а что нельзя (а не о  том, что такое хорошо и что такое плохо, этот вопрос обречен на тупик, потому что зависит от контекста). Соответственно человек приобретает внутренний устойчивый компас, который сломать уже невозможно во взрослом возрасте.

Никогда не поздно продолжить формирование своего зрелого Эго, если по каким-то причинам его развитие было остановлено. Дело в том, что поскольку потребность в безопасности базовая, а потребность в развитии может актуализироваться и удовлетворяться только при условии удовлетворенной потребности в безопасности. То есть если человека окружают условия, которые угрожают его безопасности, то потребность в развитии может спать долгие годы, до тех пор, пока человек не создаст себе более-менее удовлетвореяющие условия безопасности.

По скольку формирование зрелой психики возможно только в отношениях с другими людьми, то условием для развития зрелого Эго являются безопасные отношения.

batica

"Не трогайте маму!"

Оригинал взят у anna_paulsen в "Не трогайте маму!"
Источник тут.

Клиент теперь пошел умудренный и грамотный. Придет – и сразу тебя к стенке: «На все готова, только давайте не будем трогать маму. Я не верю, что это поможет, какой смысл – вообще не понимаю. Так что – давайте без мамы».

А иногда прямо так: «Хочу все поменять в себе. Все не нравится. Ни ноги, ни глаза, ни работа. Только я уже все проанализировала и поняла: моя мама ни в чем не виновата. Так что про нее мы не будем».

Я говорю тогда: «Воля ваша, но без мамы я лично – не могу. Может, кто-то и может, но не я. Поищите еще специалиста. Гипноз, например. Там точно без мамы. Еще можно медитировать. Некоторым помогает».

Кто-то вздыхает и машет рукой, мол, черт с вами, давайте вашу маму сюда.

Кто-то говорит: «Я потом приду».

Еще бывает вот как, например: «Жизнь мне моя очень не нравится. Развелась, с ребенком одни проблемы, счастья никакого не чувствую. Хочу измениться. Но боюсь, что вы испортите мне отношения с мамой. Они – единственное, что у меня есть. Только она меня понимает, мы с ней подруги, каждый день в театр вместе и на выставки...»

Я честно признаюсь: «Испорчу, скорее всего. Деваться некуда. Нелегко вам будет. Особенно первое время. В результате вы, скорее всего, изменитесь. Может быть, даже станете чувствовать себя счастливее. И с ребенком все может наладиться, и любовь найдется. Но каждую неделю с мамой в театр и на выставку уже не получится. Будете ли вы считать ее лучшей подругой – тоже не знаю. Выбирайте».

И, между прочим, многие выбирают маму.

Так вот, я хочу еще раз про это поговорить. Про маму, почему без нее – никуда и вообще зачем она там. А главное – какое отношение это имеет к вашей реальной маме, Марье Ивановне или Наталье Николаевне.

МАМА ВНУТРИ

Collapse )

batica

как и кому помогать

Прежде всего два вопроса:

- Вы этого – хотите?

- Они этого – хотят?

"Помощь без запроса (не имею в виду ДТП и подобное!) – это практически мгновенный влёт в «Треугольник Карпмана», он же «Драматический треугольник». Суть: взяв роль Спасителя, вы непременно на следующем ходу попадёте в роль Жертвы. Ваш вклад – обесценят, вам скажут так или иначе, что – пошёл ты со своей помощью, тебя не просили (кстати, да), что ты делаешь не то/ не так/ мало-плохо, - и т.п. А на следующем ходу ты вылетаешь в роль Палача: даёшь им понять, что а-та-та! – ты-то! – а они-то! – Потому что нарушено твоё чувство справедливости, ты ведь ради них же, а они!..

Есть три «железных» критерия неигровой помощи (то есть без игры по этим трём ролям):

1. Человек САМ! ПРЯМО! Просит о помощи.

Уже на крайний случай можно спросить: ты – хочешь? Тебе помощь – нужна? А точно нужна? – Но уже такой вопрос – очень нежелателен, он вас ставит на грань фола.

2. Вы хотите помочь ему больше, чем не хотите.

3. Человек для помощи себе прикладывает БОЛЬШЕ сил, времени, энергии, чем вы для помощи ему.

Если хоть одно из этих условий не соблюдается – вы в игре, в «треугольнике», - и от этого точно никому из вас хорошо не будет.